Христова Луиза Аркадьевна

 

                                                                                             

                                 ТВОРЧЕСКАЯ

                             АВТОБИОГРАФИЯ

   Родилась 26 июля 1955 года в с.Кува Кудымкарского района Пермского края.

   Жила в д.Тебенькова и воспитывалась бабушкой, которая несмотря на свою неграмотность обладала особым поэтическим восприятием природы и  большой религиозной терпимостью ко всем невзгодам жизни. Она и научила во всем окружении искать только красивые стороны.

  После окончания Кувинской восьмилетней   и Юсьвинской средней общеобразовательных школ поступила в 1972 году на филологический факультет только что открывшегося Сыктывкарского государственного университета. Проучившись пять лет, стала одним из первых выпускников этого высшего учебного заведения.  В год получения диплома вышла замуж за гражданина Болгарии. Уехала на место проживания мужа. Там родила сына Евгения. Через год вернулись в Россию. Два года работала учителем русского языка и литературы в Кувинской средней школе. В 1981 году по желанию мужа уехали жить в г.Усть-Илимск Иркутского района. Там родила дочь Димитрину. В Усть-Илимске освоила профессию журналиста, начав с работы корректором в редакции газеты «Усть-Илимская правда» и закончив в должности ответственного редактора Усть-Илимского городского радио Иркутского РТВ. В 1990 году была принята в члены Союза журналистов СССР.   В 1991 году по семейным обстоятельствам уехала на постоянное жительство  в Болгарию, где работала в одной сельской школе учителем русского языка и изобразительного искусства. В 2004 году вернулась в Россию.  Вспомнила профессию журналиста, работая в редакциях газет «Парма» и «Иньвенский край». Участвуя в  краевых конкурсах журналистских работ, в 2007 году  получила диплом в журналистском конкурсе в номинации «Социально-правовая защита населения». В январе 2008 года награждена дипломом 1-ой степени  за победу в краевом конкурсе «За здоровый образ жизни».   

  В 2007, 2010, 2012 годах в литературно-художественном сборнике «Иньва» опубликованы   рассказы и очерк «Соловушка Пармы». В ноябре 2008 года была приглашена председателем Пермской краевой организации Союза писателей  Т.Ф.Соколовой на Всероссийский фестиваль памяти Виктора Астафьева, где участвовала в литературном форуме «Молодая проза России». К  удивлению, представленные мною рассказы под общим названием «Ой-вож» («Ночная излучина») были положительно охарактеризованы критиками в лице редактора журнала «Современник» Евгения Шишкина и директора издательства «Иркутский писатель» Анатолия Байбородина.

 В 2013 году в апреле опубликован рассказ «Ретрофильм» в краевой литературно-публицистической газете «Пермский писатель». В этом же году вошла в состав Коми-Пермяцкого общественного литературного объединения.

  В данный момент – пенсионер.  Работаю учителем дополнительного образования как руководитель журналистского кружка. Под моим руководством выпускается школьная газета «Позитив».  Продолжаю журналистскую деятельность в редакции газеты «Иньвенский край».   

     

                      Р Е Т Р О Ф И Л Ь М

    Когда болгарскую пророчицу бабу Вангу спросили, как она может предсказывать людям, она ответила, что жизнь каждого человека видит как на киноленте.

  Кувинский механик киноустановок Виталий  Надымов тоже ходил к местной ворожее. Она его успокоила: « Много препятствий преодолеешь, но будешь показывать людям кино».

  Она много кое-чего говорила ему, но мы возвращаем кадры назад. К тому моменту, когда еще не было телевизоров, а о видеоаппаратуре в деревнях и сельских глубинках вообще никакого понятия не имели. Кино было любимым зрелищем  людей. От мала и  до велика ждали в деревнях с нетерпением тот день, когда придет пешком или приедет на телеге киномеханик с круглыми железными банками, где лежали пленки с фильмами, и начнется сеанс великого чуда кинематографии. Эти счастливые дни детства не забываются, только хранятся до поры до времени в памяти с надеждой, что когда- нибудь пригодятся. Так же, как и вещи, по истечению времени вынимаются из кладовок, чистятся от пыли и ставятся на видном месте, потому что очень красивые. А за этой вещью появляются другие…   И вот уже мы живем в стиле ретро, то есть возвращаем моду на забытое прекрасное старое.

  Виталий Иванович в своей профессии определился пятилетним ребенком. Тогда он первый раз  в клубе  деревни Тебеньково посмотрел кино. Сам же он родился в деревне Карпваськино, от которой в настоящее время остался   один жилой дом. Деревня тогда была не маленькая, но клуба не было. Вот и ходили смотреть фильмы в двухкилометрах стоящую деревню. Какой был фильм, не помнит. Но всем в зале было весело. Смотрели кинокомедию. Некоторые от хохота держались за животы. Смех одного заряжал другого. Все настолько были загипнотизированы действием сюжета на экране, что не стеснялись в  эмоциях друг перед другом. Это потом после фильма обсуждали друг друга:

- Ты чего разревелся-то? Ну, ушла баба к другому, изменила мужу? Посмотрел на тебя и сам заплакал.

Речь шла о фильме « Тихий Дон».

  Затем мужики садились на лавочку около клуба и рассуждали на тему увиденного. Что со всеми может такая беда случиться, если они так относятся к женщинам. Вроде бы и не бьют, стараются дома мужскую работу сделать, но вот за заботами забывают ласковое слово жене сказать. Затем начинался разговор об уборке полей, огородов, как все сделать поскорей. А зимой хоть каждый день смотреть эти фильмы. Жалко, что киномеханик на десять деревень один, а все хотят смотреть кино.

Никто тогда не обращал внимания, что экраном служила обыкновенная простыня. Бывало даже с дырками. Часто кинолента от старости и изношенности обрывалась. Тогда начиналась драма, особенно, если такой курьез случался в кульминационный момент. Вскакивали зрители с деревянных лавок и неистово свистели и кричали:

- Что за киномеханик?! Киномеханика на мыло! Нет что ли лучших мастеров своего дела?!

Виталий Иванович тоже не раз выслушивал подобные претензии. Закончил восьмилетку в сельской школе. Хотел поехать учиться на киномеханика. Сказал о своем решении родителям. Но они предложили освоить сначала профессию тракториста. Мол, кто его знает, как в жизни случится, все-таки лучше  научиться мастерству, которым можно с уверенностью заработать хлеб насущный. Видимо, было и у них какое-то предчувствие. Надымов окончил училище механизаторов. Но свою трудовую биографию еще до службы в армии начал по специальности киномеханика. Учился на практике. До сих пор помнит первую свою финансовую трагедию. Поехали в  Катаево. Деревня находилась в восьми километрах от села Кува, поэтому для транспортировки передвижной киноустановки и железных коробок с кинолентами взяли лошадь. Другого транспорта не было, да и какая машина проедет по непроходимым дорогам, особенно после дождей. Телега на обратном пути перевернулась. Выпала банка с фильмом « Весна на Одере». Проехало колесо по жестянке. Кинолента испорчена основательно. Виталий Иванович тогда чуть не поседел. Фильм стоил 600 рублей, а у него зарплата в те семидесятые года прошлого века -  60 рублей в месяц. Как-то пошли навстречу, люди добрые были, поняли и простили долг.

  В армии служил пограничником на границе с Китаем. Там и обучили профессионально делу киномеханика. В первые дни разделили новобранцев по группам, называя профессии, кто кем работал до призыва на службу. Во взводе оказалось 12 киномехаников-самоучек. Месяц обучались на курсах в г. Прежевальске. Училище было на берегу озера Иссыкуль. Как говорит Виталий Иванович, за счет государства ел, пил и осваивал азы любимой профессии. Затем наравне со всеми служил и показывал фильмы на своей заставе.

   Вернулся после армии в родной край. Подождал немного, и освободилось место работы киномеханика. Начинал работу с простейшей киноустановки, треножника. Но выписывал журнал «Киномеханик», поэтому был в курсе всех новых технологий кинопроката. В 1976 году по его настоянию привезли мощную по тем временам и громоздкую киноустановку «Ксенон». Затем подобные киноустановки были установлены в Ленинске,  Белоево, Верх-Иньве, Самково. Но для киномеханика Надымова был самым счастливым год, когда он привез из Перми киноустановку «Ломо»-23 КПК. Их производили только на Ленинградском военном заводе. Установка рассчитана на зрительный зал с 400 местами. В Кувинском клубе было только 200 зрительских мест. Виталий Иванович вспоминает, что тогда в Перми им пришлось попыхтеть с этой аппаратурой. Грузили краном и собственной силой. Очень тяжелым было оборудование. Вместе с аппаратурой в комплекте дали и киноэкран для широкоформатных фильмов. Экран раскрывался и собирался нажатием кнопок. Но их Надымов усовершенствовал. Полотно открывалось плавно, без остановок. Через три дня приехал главный инженер кинофикации области    из г. Перми.   Он уговаривал вернуть киноустановку, мол, это очень шикарное оборудование для села. Многие города области нуждаются в такой аппаратуре. Но Виталий Иванович не уступил. Сказал, что не надо было спать его коллегам и интересоваться новинками техники в их деле. Он же постоянно читал, следил за всеми усовершенствованиями в кинопрокате по журналам.  Неловко стало ему тогда, что, имея такую киноаппаратуру, его зрители не могут удобно расположиться в зале и смотреть, как все цивилизованные люди, кино. Решил достать удобные кресла. Опять заявки, обивание порогов в Перми. Пока один из работников кинофикации не подсказал «легкий» путь. Мол, привези десяток килограммов мяса и предложи, кому нужно. Верно, через месяц в Кувинском клубе стояли уже новые красивые кресла. Живи, работай теперь и будь счастливым…

  Кинолента фильма «Ретро» порвалась в 1995 году. Тогда  клуб закрыли временно по распоряжению инспектора противопожарной безопасности    для устранения выявленных нарушений. Что дальше случилось – это отдельный фильм. Факт то, что Виталий   Надымов, как киномеханик, был причислен, как и многие в  селе, к разряду людей с невостребованной в наше время профессией. Объясняется просто людям, что у всех есть телевизоры и «видики», никто не пойдет смотреть кино в клуб.

   Виталий Иванович борется за свое место под солнцем. Он не хочет, да и не может работать на другом месте. Он – единственный киномеханик в селе.

Ходит в старенькой чистой фуфайке, в кроличьей шапке.  Свою обиду и тоску заливает самогонкой, по-прежнему верен журналу «Киномеханик». Покупает иногда, хотя и это печатное издание ему не по карману. Маленький внук зовет деда «дармоедом».    

     Читая центральную прессу, не устаешь удивляться, что семидесятипятилетняя киноактриса София Лорен мечтает о третьей награде «Оскара». Ее уважают и ценят за талант и профессионализм. А могла бы она реализоваться как актриса без зрителя? Знала бы София Лорен, что о ней в Куве узнали благодаря простому киномеханику Виталию  Надымову, который бутылкой водки вне очереди получил киноленту с фильмом «Подсолнухи».

   Старый фильм, но прекрасный. Молодежь не устанет смотреть кино про любовь даже в стиле ретро. Да и вообще, все мы не можем прожить без любви к кому-нибудь или к чему-нибудь. Виталий Иванович просто любит свою профессию и кино, поэтому остается верным своему делу. Иначе, у него  нет  смысла в жизни. Были бы живы французские братья Луи и Огюст Люмьер, изобретатели кинематографа, то бы в ноги поклонились простому сельскому киномеханику     за верность в реализации их дела.  

                                                             

                                             

К И Р Г И З Е Н О К

- Ма-а-а-ма!! Ма-а-а-ма!

- Ну вот, начинается… Редкая ночь проходит спокойно. - Татьяна Николаевна  зевнула, сильно надавила ладонями на веки, пытаясь перебороть набежавшую волну дремоты. -     Не спать, не спать.  Кто там опять   зовет маму? За многие годы работы воспитателем  в  детском доме   ни разу  не слышала, чтобы  ребятишки бредили о своих папах. Никто не кричит: «Па-а-па!» А все только: «Мама! Мама!» Что это за невидимая пуповина, которая   веревочкой связывает мать и дитяти? Неужели она не рвется с годами?   Так, кто же это сейчас кричит? А… Киргизенок… Привезли недавно    из Ленинского детского дома.  Бунтарь, независимый, с обостренным чувством достоинства. Говорят, начал драку с самим директором. Директор ударил мальчика  за непослушание по голове, а тот в свою очередь накинулся  на него волчонком,   стал царапаться, кусаться, пинаться.   Начальник  стал орать: «Уберите отсюда этого звереныша, увезите  куда хотите, видеть  не могу!  Задушу!»

  Убрали. Увезли.    Татьяна Николаевна увидев «ссыльного»,   свои впечатления от его внешности   определила одной  фразой: « Ну, вот и  киргизенок появился?» Прозвище  Киргизенок  за Володей Тимурляевым моментально закрепилось.  Он не обижался.    Разглядел  себя в зеркало. Вначале  сам удивился: «Почему все дети в этом доме   бледнолицые, с белыми или рыжими волосами, с  круглыми голубыми или карими глазами, а у него на голове – черные до синевы  короткие торчащие волосы, кожа лица коричневатая, да и гляделки поуже»?   Затем решил    не  обращать внимания на отражение, а быть как все пацаны.

  Татьяна Николаевна  подошла к кровати Киргизенка.      Он спал, но его смуглые щеки  были  мокры от слез, хотя, видно было, что он спал. Воспитательница  погладила головку, почувствовав, что короткие волосы  мальчика моментально стали под руками жесткими.

- Ну, точь в точь, как ежик, заостряет иголки в минуты страха и опасности. С ним можно справиться только лаской. Вова, Вовочка, Киргизенок…  

  Вова открыл глаза, посмотрел на нее и улыбнулся:

- Мама моя. Ты моя мама? Ты мама моя?

- Ну, да, да, - быстро согласилась Татьяна Николаевна, так как   было уже не привыкать. Многие первоклассники звали ее мамой, и ей уже надоело им объяснять, что никакая она им не родительница, а просто воспитательница. У самой были две малолетние дочери, которые сейчас спали одни дома за сорок километров от места ее работы, хорошо, если соседка их вечером уложила, а так… тоже переживай, как они там одни, маленькие, справляются.

  Вова   со счастливой улыбкой повернулся  на бочок,  сжался  калачиком, и моментально попал в объятья добрых сновидений.

    Воспитательница  сидела на табуретке рядом с кроватью   и пыталась мысленно размотать сложный клубок судьбы мальчика:

- Как сложится жизнь этого человечка? Чудес не бывает, вряд ли  найдет свою маму.  По сопроводительным документам -    сын татарки.      Осуждена.        Отбывает наказание в местах строгого режима, где-то,  вроде бы, в Губахе.  Вова с двухмесячного возраста рос в различных    домах ребенка. Где Тимурляева сейчас?     Освобождена  ли, жива ли или?..  Нет, жива!  Иначе, Киргизенок не организовывал бы побеги под лозунгом «Ищем маму!»  Чувствует, что есть мать.  Но где?..  В первый раз   Вова и   его   друзья  Саша  с Серегой  пошли пешком до Юрлы, не зная, что   прошагать им придется до сорока  километров.    Куда дальше ехать, сами не знали. Хорошо, что     навстречу им ехала детдомовская машина,   везла продукты. Шофер узнал «своих родных» и вернул. Второй раз  беглецы  отправились до манящего  райцентра  по лесным тропам и заблудились. Переночевали в лесу, а на утренней зорьке  вернул их местный житель, собиравший грибы по тем местам.

  Ничего, послезавтра пойдут в первый класс,   закончатся его побеги. Не будет времени и места для посторонних мыслей. Уроки, кружки, культмероприятия, экскурсии.        Неуемная энергия, буйная фантазия и организаторские способности Киргизенка направятся в другое русло.   А сейчас постараться не уснуть, надо караулить, чтобы опять не убежал в поисках мамы.

  Эх, эти мамы.  Мама для них – это спокойствие, уют, теплота, защита, ласка,  любовь, доброта…  Если   продолжать,   то можно столько слов найти, что хватит и до утра. А вот уже первые лучики солнца, теплые, нежные как руки наших матерей. 

                                                                   * * *

- Эй, Киргиз, обернись!

- Зачем? Позади меня уже ничего нет! Детский дом закрыли, сирот пораскидали по новым местам жительства. Нам дали вольную: «Вам по пятнадцать лет, взрослые люди. Выучились профессии столяров-плотников. Идите по своей самостоятельной дороге, работайте честно, живите!»   Живу, радуюсь теплым лучам июньского солнца, которые гладят меня, как руки нашей воспитательницы Татьяны Николаевны, которая заменила мне маму. Хотела же усыновить, но испугалась.   Испугалась, потому что удочерила уже двух девчонок. Четыре дочери, а тут бы появился сын, да еще такой «непохожий» на всех. Вообще-то, нации я татарской. Хотя, какая разница? Буду получать паспорт, могу стать коми-пермяком, как ты, Сергей, или русским как ты, Сашка. Все равно, же будет то же солнце над головой и луна в ночи светить.

- Да, оглянись же ты! – засмеялись друзья, - сзади   идут дети очень похожие на тебя.

-  Интересно, - Вова оглянулся. – Верно. Особенно мальчик, вылитый я, когда увидел себя в первый раз в зеркале. Можно немного и пошутить. Простите,  можно Вас спросить: «А Вы не теряли своих детей?»

  Маленькая, сухонькая,  с ситцевым платочком на голове, незнакомка остановилась, посмотрела пристально в глаза Вовы и  неожиданно сухо и резко сказала:

- Разувай левый ботинок!

- Что? И правый тоже?   В носках, что ли я пойду по дороге, ведущей к самостоятельной жизни?

- Разувай только левый и носок снимай! Делай, что говорю!

Вовка оторопел от такой бесцеремонности, но подчинился, удивляясь в то же время своей необычной покорности.

  Женщина посмотрела на его ногу,  нагнулась и провела указательным пальцем по линии шрама на большом пальце.  Затем стала приседать тихонько на колени и неожиданно рухнула   на пыльную дорогу.  Подбежали девочка и мальчик, стали трясти ее: «Мама, мама, встань…» Появился и мужчина, стал орать на подростка:

- Ты что с ней сделал? Она же потеряла сознание?

- Папа, он ничего не сделал, - заплакали дети, - просто показал ей ногу…

- Что?! Такой сногсшибательный запах, что ли от его лап?

Муж плеснул воды в лицо жены.  

 Вовка же так испугался, что не мог шевельнуться,   не понимая, что происходит  с этой женщиной. Друзья тоже стояли с открытыми ртами.

  Наконец, незнакомка очнулась, села и как-то облегченно выдохнула:

- Парень, а ты ведь, действительно, мой сын. Не знаешь, что этот шрам достался тебе с первых минут рождения. Врач настолько растерялся, когда увидел, что   появляется еще другой, что выронил тебя из своих рук, задев скальпелем ножку… Он как раз пуповину твою обрезывал. На всю жизнь тебя отметил. Есть у тебя еще брат, близнец твой. И родились вы за колючей проволкой.  По воле злого рока лишилась свободы  я. Посадили за воровство, хотя ни одного зернышка, даже прилипшего, у меня не было в руке, не говоря уже о карманах.    Была трактористкой. Зато  нашли у подруг, которые работали на сеялках, которые тащил мой трактор по полям. Высыпали они, по грамм сто, а в куче получилось вроде бы более  килограмма. Первый год после войны, времена и законы строгие и жестокие. Групповое преступление – расхищение народного добра. Десять годков  лишения свободы, никаких адвокатов и амнистий. Жениха даже еще не было. А в местах наказания встретила такого же мытаря из нашего народа.  Рядом была мужская половина. Полюбили друг друга. Родились вы. Но на меня глаз положил один надзиратель. Домогался. Не выдержала. Надерзила. Он быстро отправил меня на несколько дней в камеру строго режима, и в это время успел и вас отправить по различным местам. Твоего брата, говорят, усыновила какая-то вышедшая на свободу арестантка. Куда она его увезла, никто не знает. Про тебя, вообще, ничего не знали, пожимали плечами. Отомстил мне этот подлец. Плакала долго, пока не освободилась. Приехала на север этого округа, в леспромхоз, больше заработать можно. А честно говоря, не хотелось возвращаться на родину, в Татарскую республику. Встретила мужчину, тоже нашей национальности, родила сына и дочку.   Говорят, чудес  не бывает…   Но судьба   предоставила возможность встретиться мне с моим сыном. Понимаю. Ты во мне уже не нуждаешься, ты вполне взрослый человек. Но, сынок, я в тебе нуждаюсь… Муж мой больной человек. А вот твоего братишку и сестричку надо поднять на ноги. К тому же, нет у меня веры в себя, когда наплывают черные моменты воспоминаний, начинаю глушить их водкой, хотя знаю, что с каждым граммом алкоголя уходит в небытие мое здоровье…   Решай, сынок, какую дорогу выбирать – на север, ко мне, или на юг, в Кудымкар, а там – все дальше и дальше от меня и навсегда.

К остановке подъезжал автобус.

- Эй, Киргиз, ты с нами?

- Езжайте, Серега и Саня, без меня, я остаюсь с мамой!  

                                                                                           Луиза Христова

    


Printable View | © 2008 - 2020 Белоевская центральная районная библиотека им. Ф. Ф. Павленкова | Powered by mojoPortal | HTML 5 | CSS
Яндекс.Метрика